Baskerville (Баскервиль)

Анг­лий­ский кал­лиграф, рез­чик по камню, из­да­тель, изоб­ре­татель и ди­зай­нер шриф­та Джон Бас­кервиль ро­дил­ся в 1706 году в Уол­верли (Wolverley) в графс­тве Уор­честер­шир и в 1725 году в воз­расте 19 лет пе­реб­рался в Бир­мингем, где начал ра­ботать как кал­лиграф и рез­чик по камню. В 1750 году Бас­кервиль отк­рыл в Бир­минге­ме собс­твен­ную ти­пог­ра­фию, сло­волит­ню и бу­маж­ную мель­ни­цу, и пос­ле­ду­ющие 25 лет он пот­ра­тил все свое сос­то­яние на из­да­тель­скую де­ятель­ность.

В XVIII веке про­ис­хо­дит пос­те­пен­ная эво­люция шриф­то­вой формы. В на­чале века в ев­ро­пей­ском кни­гопе­чата­нии до­мини­рова­ла ан­тиква ста­рого стиля (Old Style), такая, как, нап­ри­мер, шриф­ты Уиль­яма Кэз­ло­на, а в конце сто­летия их сме­нила ан­тиква но­вого стиля (Modern) Фир­ме­на Дидо и Джам­баттис­та Бо­дони. Шриф­ты Бас­керви­ля на­ходят­ся в се­реди­не этого про­цес­са транс­фор­ма­ции и на­зыва­ют­ся ан­тиквой пе­реход­но­го типа (Transitional).

Бас­кервиль пос­та­вил себе цель дос­тичь со­вер­шенс­тва во всех об­ластях ти­пог­рафс­ко­го ре­мес­ла, улуч­шив пе­чат­ный ста­нок, бу­магу, крас­ку и шриф­ты. Он пер­вый внед­рил ве­лене­вую бу­магу в по­лиг­ра­фичес­кое про­из­водс­тво. От­пе­чаток на такой бу­маге можно было по­лучить с мень­шим уси­ли­ем, чем преж­де, по­это­му набор не вдав­ли­вал­ся так в бу­магу. В ти­пог­ра­фии Бас­керви­ля при­меня­лось и дру­гое нов­шест­во: от­пе­чатан­ные листы про­каты­вались между наг­ре­тыми мед­ны­ми ва­лика­ми, от­че­го стра­ница ста­нови­лась еще более глад­кой. Для новой бу­маги и усо­вер­шенс­тван­но­го пе­чат­но­го стан­ка пот­ре­бова­лась новая крас­ка, более чер­ная и быст­рее сох­ну­щая. По­нят­но, что ста­рые шриф­ты, от­пе­чатан­ные на такой бу­маге новой чер­ной крас­кой, выг­ля­дели гру­бова­то. Тогда Бас­кервиль при­нял­ся за усо­вер­шенс­тво­вание ти­пог­рафс­ко­го шриф­та. Это за­няло у него че­тыре года. Из-за сво­его пер­фекци­ониз­ма он вы­пус­тил свою пер­вую книгу, из­да­ние поэм Вер­ги­лия, толь­ко через семь лет после на­чала ра­боты.

Шриф­ты для Бас­керви­ля резал его пос­то­ян­ный гра­вер Джон Хэнди, про­рабо­тав­ший на него не менее 28 лет, до самой смер­ти мас­те­ра в 1775 году. Шриф­ты Джона Хэнди, на­резан­ные после 1775 года, ничем осо­бен­ным не вы­деля­ют­ся среди про­дук­ции дру­гих анг­лий­ских пу­ан­со­нис­тов и сло­волит­чи­ков того вре­мени. По­это­му можно смело ут­верж­дать, что ав­торс­тво ри­сун­ка шриф­тов, ко­торые ис­поль­зо­вал Бас­кервиль в своих из­да­ни­ях, при­над­ле­жит са­мому Джону Бас­керви­лю.

В 1758 году Бас­кервиль стал офи­ци­аль­ным из­да­телем Кемб­ридж­ско­го уни­вер­си­тета, для ко­торо­го он на­печа­тал в 1763 году один из своих по­лиг­ра­фичес­ких ше­дев­ров — боль­шую Биб­лию in folio, ис­поль­зуя собс­твен­ные шриф­ты, крас­ку и бу­магу. Двумя го­дами ранее он издал в Кемб­рид­же дру­гой ше­девр — ма­лень­кую кни­жеч­ку «Мо­лит­венник при­хожа­нина», ко­торая долж­на была пос­то­ян­но соп­ро­вож­дать ве­ру­ющих.

Не­смотря на все ми­ровое приз­на­ние и три­ум­фаль­ный успех, ко­торые шрифт имени Бас­керви­ля снис­кал в сов­ре­мен­ной ти­пог­ра­фике, у себя на ро­дине вне­сен­ные Бас­керви­лем усо­вер­шенс­тво­вания (при­водив­шие, кроме всего про­чего, к зна­читель­но­му удо­рожа­нию его про­дук­ции) оце­нены и по­няты не были. Кон­серва­тив­ная анг­лий­ская пуб­ли­ка ос­та­лась верна шриф­там Кэз­ло­на. Тем не менее пер­вая ими­тация шриф­тов Бас­керви­ля, так на­зыва­емый Fry’s Baskerville, по­яви­лась в Анг­лии еще при жизни бир­мингемс­ко­го мас­те­ра, в 1766 году. Его вы­пус­ти­ла брис­толь­ская сло­волит­ня Джо­зефа Фрая, а шрифт резал парт­нер Фрая пу­ан­со­нист Айзек Мур.

Од­на­ко новые шриф­ты были с вос­торгом встре­чены за пре­дела­ми Анг­лии. Вли­яние твор­чест­ва Бас­керви­ля прос­ле­жива­ет­ся в шриф­тах, соз­данных для зна­мени­той фран­цузс­кой Эн­цикло­педии Дени Дидро и Жана д’Алам­бе­ра. Шриф­ты и из­да­ния Бас­керви­ля вы­соко ценил аме­риканс­кий го­сударс­твен­ный де­ятель, из­да­тель и уче­ный Бенд­жа­мин Франк­лин. Зна­мени­тый дра­матург и фран­цузс­кий сек­ретный агент в Анг­лии Пьер-Огюс­тен Бо­мар­ше, автор ко­медий «Се­виль­ский ци­рюль­ник» и «Же­нить­ба Фи­гаро», также вос­хи­щал­ся шриф­та­ми Баск­рви­ля, но купил их толь­ко в 1779 году, после смер­ти мас­те­ра, за 150 тысяч фран­ков для из­да­ния со­чине­ний Воль­те­ра. Эти шриф­ты пов­ли­яли на раз­ви­тие шриф­то­вого и из­да­тель­ско­го дела в Ев­ро­пе и Аме­рике и впос­ледс­твии вдох­но­вили Дидо и Бо­дони еще силь­нее и ре­шитель­нее из­ме­нить шриф­то­вую форму в сто­рону боль­ше­го конт­рас­та в штри­хах и трак­товки зна­ков в духе еще боль­шей ге­омет­ри­чес­кой утон­ченнос­ти.

Бас­кервиль стре­мил­ся усо­вер­шенс­тво­вать форму шриф­та по срав­не­нию со шриф­та­ми Кэз­ло­на путем уве­личе­ния конт­рас­та между толс­ты­ми и тон­ки­ми штри­хами. За­сеч­ки его шриф­тов более ост­рые и тон­кие, нак­лон оси ова­лов у круг­лых зна­ков бли­зок к вер­ти­каль­но­му. Не­кото­рые буквы де­ла­ют­ся шире, а их ок­руглые штри­хи по форме ближе к пра­виль­ной ок­ружнос­ти. Про­пор­ции зна­ков стали более ре­гуляр­ны­ми и пос­ле­дова­тель­ны­ми по раз­ме­ру и форме. Пос­коль­ку Бас­кервиль вна­чале ра­ботал как кал­лиграф, он изоб­ра­зил кал­лигра­фичес­ки изог­ну­тый хвост у про­пис­ной Q, а также ру­копис­ные формы у про­пис­ных J, R, N, T, Y, Z в кур­сивном на­чер­та­нии (рос­черки вмес­то за­сечек, окон­ча­ния с кап­ля­ми). Для его шриф­та ха­рак­терны также ост­рая вер­ши­на без за­сеч­ки у про­пис­ной, А, при­под­ня­тый кап­ле­вид­ный эле­мент ввер­ху слева у строч­ной, а и не­замк­ну­тая ниж­няя петля в строч­ной g. Кур­сив Бас­керви­ля го­раз­до спо­кой­нее, чем у Кэз­ло­на, угол его нак­ло­на мень­ше и более пос­то­ян­ный. Шриф­ты, но­сящие имя Бас­керви­ля, были и ос­та­ют­ся пре­вос­ходны­ми шриф­та­ми для книг и жур­на­лов, пе­чата­ющих­ся на глад­кой, ка­чест­вен­ной бу­маге. Джон Бас­кервиль из­ме­нил не толь­ко шрифт, но и сам облик пе­чат­ных из­да­ний, при­дав ему бла­город­ную стро­гость, яс­ность, утон­ченность и до­водя про­пор­ции текс­та до клас­си­чес­ко­го со­вер­шенс­тва. Все это не­лиш­не иметь в виду, ра­ботая с раз­личны­ми вер­си­ями этого шриф­та.

Аме­риканс­кий ди­зай­нер книги и шриф­та Брюс Род­жерс, соз­да­тель гар­ни­туры Centaur, вос­хи­щен­ный шриф­том Бас­керви­ля, раз­ра­ботал в 1917 году на его ос­но­ве ва­ри­ант для ис­поль­зо­вания в из­да­тель­стве Гар­вард­ско­го уни­вер­си­тета. Анг­лий­ская фирма Monotype вы­пус­ти­ла свой Baskerville в 1924 году в рам­ках прог­раммы воз­рожде­ния ста­рых шриф­тов, а Mergenthaler Linotype раз­ра­ботал свою вер­сию Baskerville в 1931 году. В 70-е годы ХХ века Linotype сде­лал ки­рил­ли­чес­кую вер­сию сво­его Baskerville, вна­чале для фо­тона­бора, затем для циф­ро­вого на­бора. К со­жале­нию, она ока­залась не слиш­ком удач­ной, хотя ак­тивно при­меня­лась в Со­ветс­ком Союзе для на­бора ху­дожест­вен­ной ли­тера­туры. Фирма Berthold в 1980 году вы­пус­ти­ла новую вер­сию этого шриф­та Baskerville Book ра­боты Гюн­те­ра Ге­рар­да Ланге. Этот шрифт тоже имел ки­рил­ли­чес­кую вер­сию, но, к со­жале­нию, толь­ко для фо­тона­бора. В 1982 году аме­риканс­кая фирма ITC ли­цен­зи­рова­ла у фирмы Mergenthaler Linotype новый ва­ри­ант этого шриф­та, ITC New Baskerville в 8-ми на­чер­та­ни­ях, соз­данный груп­пой ди­зай­не­ров под ру­ководс­твом Джона Ква­ран­та. По­пуляр­ную ки­рил­ли­чес­кую вер­сию этого шриф­та раз­ра­ботал в 1993 году Тагир Са­фа­ев. В 1996 году Зу­зана Личко из ка­лифор­ний­ской фирмы Emigre соз­да­ла новую вер­сию шриф­та Baskerville с боль­шим ко­личест­вом до­пол­ни­тель­ных и аль­тер­на­тив­ных зна­ков и ли­гатур. Эта гар­ни­тура на­зыва­ет­ся Mrs Eaves, в честь Сары Ивз, сна­чала эко­ном­ки, а затем, после смер­ти ее пер­во­го мужа, жены Джона Бас­керви­ля, ко­торая за­вер­ши­ла труды мас­те­ра после его смер­ти. В пос­леднее время нес­коль­ко новых вер­сий шриф­тов, ос­но­ван­ных на ра­ботах Джона Бас­керви­ля, соз­дал чешс­кий ди­зай­нер Фран­ти­шек Шторм (Storm Baskerville 10 Pro, Storm JBaskerville Original).

Боль­шая часть шриф­тов Бас­керви­ля дол­гое время на­ходи­лась во Фран­ции. В 1953 году па­рижс­кая На­ци­ональ­ная ти­пог­ра­фия по­дари­ла их Анг­лии. 2750 под­линных пу­ан­со­нов Джона Бас­керви­ля сей­час хра­нят­ся в ти­пог­ра­фии Кемб­ридж­ско­го уни­вер­си­тета.

Гар­мо­ния и кра­сота шриф­та Baskerville до сих пор вдох­новля­ют гра­фичес­ких ди­зай­не­ров. Ра­ци­ональ­ность и ра­фини­рован­ность его формы де­ла­ют Baskerville ве­лико­леп­ным книж­ным шриф­том, ис­полнен­ным чувс­тва дос­то­инс­тва и тра­дици­он­ной анг­лий­ской ос­но­ватель­нос­ти.

Полную версию статьи смотри здесь

Книгу Владимира Ефимова «Великие шрифты. Книга вторая. Антиква» можно приобрести на сайте indexmarket.ru.